КИНОТЕРАПИЯ И КИНОТРЕНИНГКино как лекарство

Алена Швец. Джокер. Послевкусие.

Во-первых, это мой фильм, фильм, после которого я чувствую себя и сильно затронутой, и понятой одновременно. Он сказанный похожими на мои словами, наполненный образами, в которых я тоже часто вижу мир.
Я напишу про это ниже.

Это очень неоднозначный и очень непростой фильм, в общем, как сама человеческая природа, оказавшаяся в клетке социума,
в мире игр, ролей, требований, форм,
делающих содержание жизни, себя, сознания путанными,
а человека — растерянным, пробующим каждую минуту своей жизни освободиться,
но каждый раз наталкиваясь на себя несвободного, не способного до конца уловить себя в этом бесконечно меняющемся, хаотичном мире и таком же меняющемся, хаотичном мире своих чувств.

Я много раз идентифицировалась с героем, проживала с ним его переживания, многие из которых мне хорошо знакомы.

Здесь много боли. Этот фильм залит болью человеческого бытия и тем из нас, кому сложно и не хочется с этой многослойной болью иметь дело, тем, скорее всего, будет проще поддаться понятным играм ума, отщепившись от канвы самого фильма, просто вырвав оттуда самые сильно заряженные, неоднозначные куски,
отодвинуть себя от своих чувств,
но соединиться со своей рациональной частью —
давать оценки увиденному, занять позицию «хорошо-плохо», начать рассуждать о возможных последствиях показа убийств и крови на экранах детям и о том, что этот фильм поддерживает насилие или самонасилие, суицид.

Этот фильм поддерживает то, что есть.
Этот фильм про то, в какой сильной стимуляции мы нуждаемся, чтобы очнуться.
Этот фильм не про убийства, этот фильм не про сумасшествие.

Убийства и якобы ненормальность — с одной стороны — здесь попытки справиться с невыносимостью, болью бытия, попытки найти выход из сложившейся ситуации, сохранить,
оставить связь с собой в мире, которой то и дело предлагает отказаться от себя ради того, чтобы сохранить что-то другое — лицо, работу, репутацию, порцию недельных пилюль, веселье, бездумность, привычный образ жизни,
при этом этот же мир сам бесконечно теряет своё красивое лицо, разваливаясь на глазах,
превращаясь то в озверевших подростков,
то в быдловатых мужчин, которые ещё какое-то время назад работали в офисе на верхушку города, а сейчас грубо пристают к женщине в метро,
то в утонувших в телевизоре фантазиях и вымороженной боли одиноких старух,
то в разномастных,
от карликов до торговцев оружием, клоунов,
то в стареющих, давно продавшихся за рейтинги, выжимающих последнее из уходящей жизни, комиков,
то в власть, считающую клоунами всех остальных людей.
Джокер выглядит на этом фоне адекватным ответом этому миру под меняющимися масками.

С другой стороны, убийства и сумасшествие здесь
— призыв к нам задуматься, в каких сильных стимулах многие из нас нуждаются, чтобы очнуться, хоть что-то почувствовать.

Это один из самых правдивых относительно жизни фильмов, которые я когда-либо видела.
В связи с этим я лично в конце фильма пережила громадное освобождение.
Я почувствовала себя не одинокой в том, как я вижу мир.
Я почувствовала себя нормальной, имеющей право жить как я живу, мои чувства переживались мной адекватными ситуации, моя боль была адекватной, мой поиск формы был адекватным.

Этот фильм про фрагментированность, раздробленность, нестабильность, постоянно переворачивающийся мир
и фрагментированность, нестабильность отдельной человеческой психики
как естественный ответ на такой уклад мира.

Этот фильм про очень большое желание и про очень большую неспособность пережить целостность себя в таком мире.

Про это постоянное несоответствие всего со всем, постоянную динамичность всего вокруг и внутри человека и сложность саморегуляции относительно чего-то внешнего.

Здесь показано, что Освобождение приходит тогда, когда человек выбирает ориентироваться на себя.

Здесь также показано, какие формы требуются для того, чтобы освободиться, если внутри накоплено столько боли от беспомощности,
от одиночества,
от невозможности,
от отчаяния,
когда столько отложенной ярости,
то только взрыв, только кровь, только смерть может быть подходящей аутентичной формой этому внутреннему содержанию.

Эта история ещё и история про освобождение мира через смерть. Про перерождение. Про необходимость умереть, чтобы освободиться, родиться заново. Это близкая мне философия жизни тоже.

Этот фильм для всех и про всех, но войти в душу он скорее всего сможет к людям,
которые задаются какими-то такими вопросами —
Кто я?
Что я чувствую?
Как мне в этом гриме (в этой роли, в этом статусе, в этом месте)? Кажется, он немного не подходит моему внутреннему состоянию…
От чего мне так больно и невыносимо?
Какую форму себя найти, чтобы быть среди людей, но одновременно скрываться от них?
Чтобы быть принятым другими, но и остаться верным себе?

Как мне, когда близкие называет меня словом, которое им кажется мне подходит, но которое чуждо тому, как я себя ощущаю?

Нормальный ли я, когда не понимаю, что происходит вокруг, когда у меня двойственное ощущение реальности — чувство, которое рождается во мне в ответ на то, что я вижу или слышу не соответствует тому, что мне говорят я должен чувствовать, как должен реагировать или каким я должен быть?

Один ли я переживаю то, что я переживаю, или другие люди тоже могут испытывать подобные чувства?

Как мне выбраться из этой цикличной невыносимости собственного бытия?

Кому мне верить? Могу ли я верить себе? Что есть правильно, что есть неправильно, где правда, где ложь?
На что мне ориентироваться?

На кого мне можно рассчитывать, когда мне так плохо? Рассчитывать ли?

gestaltclub.com

 

Метки: , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.