КИНОТЕРАПИЯ И КИНОТРЕНИНГКино как лекарство

Ловушки псевдолюбви на примере сказки «Снежная Королева».

Любовь или зависимость?
Вот и добрались мы до главной героини сказочного сюжета – отчаянной, смелой девочки, бросившей всё, ради поиска и спасения сердечного друга, и доблестно осилившей долгий, опасный путь к своему избраннику.
Преданная и стойкая Герда завоёвывает читательские сердца и вызывает искренние симпатии. По жанровым характеристикам она – настоящая героиня, преодолевшая тяжелейшие испытания и победившая магическое заклятие.
Я, как и многие читатели, с уважением отношусь к подвигам бесстрашной, несгибаемой Герды. И всё же, как психолог, вынуждена кое-что констатировать… Приступим к анализу…
Уважаемый читатель, конечно же, помнит, что в повествовании автора родители Герды упоминаются лишь формально, а фактически отсутствуют? Девочку растит бабушка. Она заботится о ней, рассказывает сказки, воспитывает. С бабушкой у Герды очень тесная и тёплая связь. Но маму и папу ребёнку никто по-настоящему не заменит. Номинальное присутствие родителей в жизни девочки оставляет неизгладимый след в её формирующейся душе. След недолюбленности и недопринятости.
В детстве всё переживается проще: Герда не страдает, она ж-и-в-ё-т дружит, познаёт, увлекается и играет. А дефицит родительского принятия ей с достатком компенсирует огромная дружба с Каем, в которую заложены зачатки зависимых отношений.
Кай для Герды больше, чем друг. Он – единственный. Таким бывает (и призван быть по назначению и сути) родитель. В нём всё – подражание, упование и опоры маленькой Герды. Кай замещает девочке дефицит родительского принятия. И она невольно врастает в него всем своим существом. Требуя от Кая того же. Герда не сомневается в незыблемых отношениях с Каем: он – не только её защитник, её герой, он – её принадлежность, никому другому своего сердечного друга девочка не уступит. И всё бы хорошо, если бы Кай думал также. Но каждый человек волен выбирать, верно? И Кай, как мы знаем, выбирает другую…
Это читатель заранее осведомлён о том, что делает он это под влиянием магического осколка и будет крайне раздосадован последствиями данного обстоятельства. Но в момент осуществления выбора Кай поступает, исходя из собственного решения. А любая воля призвана вызывать уважение.
Заколдованному Каю ближе не Герда, ему отраднее Королева. И вернее было бы отпустить сердечного друга к той, к кому в данный момент тянется его сердце. Если бы наша сказочная история была про Любовь. Но, как не грустно, вынуждена заметить – эта история про зависимость. Не торопитесь с осуждением, уважаемые друзья. Давайте рассуждать дальше…
Вспомните: что происходит с Гердой в момент потери? Мир рушится, верно? Земля из под ног уходит. Жизнь останавливается. (Отмечу: всё это – признаки зависимых отношений.) Идём дальше… Что в этом случае «помогает» реанимировать жизнь зависимого субъекта? Возвращение объекта зависимости, в нашем случае – Кая. А теперь минутку особенного внимания. Для кого и во имя чего Герда возвращает своего Кая? Для себя и во имя собственных интересов. К огромному сожалению… Порыв Герды проистекает не из того, в чём нуждается любимый, а из того, что нужно от любимого ей… При всём уважении к героине…
Я нисколько не умаляю роль и качества легендарного персонажа! Гениальный сказочник, на мой взгляд, в лице пламенной героини деликатно изобразил прототип почти любого из нас. Ну, скажите: кто в нашем мире способен на истинную, глубокую любовь-уважение? Единицы… Все остальные – приверженцы собственнического чувства –  любви-присвоения, любови-владения. Но любовь ли это в подлинном понимании слова?!… Сомневаюсь…
Экзистенциальные возможности Кая.
Мне думается, что Кай (перерасти он себя-вчерашнего и оцени своё положение, как положение пленного) способен к самостоятельному освобождению от оков. Ну, не безвольное же он существо? Сторонняя помощь для истинного мужчины оскорбительна. Это не даёт ему возможности вырасти из мальчика в мужа. Чем в случае избавления от чужой магической власти отличается Герда от Королевы? Пришла, отняла и присвоила?!… А где во всём этом Кай?!… Треугольник Карпмана в аллегорическом воплощении: Жертва – Преследователь – Спаситель. И так – по вечному кругу… А этот треугольник, как известно, являет собой не что иное, как модель зависимых отношений… О чём я, собственно, и толкую… Не подлинно любовных – зависимых…
Уважаемый читатель, конечно же согласится – нельзя никого осчастливить против собственной воли, насильственным образом. Как это делает Королева, коварно обманув своего избранника, заморочив его сознание, сбив с толку. Но сердечная подруга из детства по наивности пытается сделать то же: внедриться и вытащить, увести, избавив от того, что стало для Кая своим. Как бы грустно это не казалось со стороны…
Экзистенциональные возможности Герды.
Что же в данном случае делать Герде? Как поступить? Стоило бы, наверное, подождать, оставаясь открытой к взаимодействию, быть рядом, верить в священную природу человеческой дружбы, благословляя сердечного друга на любой, лучший для него выход, уважая и принимая всякое решение любимого человека. И кто знает, может однажды Кай опомнится и сделает свой осознанный выбор в пользу любимой девочки?!…
Любовь или зависимость?
В подлинном чувстве, на мой персональный взгляд, много осознанной мудрости, уважения и свободы. Такой священной любовью любит, полагаю, Создатель. Он предлагает, показывает, но не продавливает насильно. Потому что верит в своё творение и умеет ждать результатов. Взращивая и спасая тем самым человеческие сердца.
Помните известную притчу про бабочку? Как путник, пожалевший несчастную куколку, помогает ей выбраться из кокона, не дождавшись её естественного рождения, облегчив другому (из лучших побуждений) муки его собственного рождения? Что стало с бабочкой из этой истории? Она навсегда утратила способность  к полётам. Может ли быть что-либо чудовищней подобного результата?!… Видите к чему приводит навязанное спасательство? К вечному положению жертвы – несостоятельности, незрелости того, кого ты, якобы, любишь. У каждого в этой жизни свой экзистенциальный путь преодолений и роста, и облегчать его поверхностно, значит не дать другому вырасти и приблизиться к Богу.
Экзистенциальные знаки истории.
Пойдём дальше… Вспомните, сколько раз дорога к Каю останавливала Герду? Множество… Бесчисленное количество… А Герда всё-таки упрямо следовала вперёд, к поставленной цели, ни разу не задумавшись о том, что данные знаки в определённом смысле ни что иное, как диалог с самой жизнью. Человеческая судьба разговаривает с нами посредством наших трудностей, испытаний. Не стоит наглухо захлопываться от таких сакральных бесед. Важно напротив – быть крайне внимательным к этим знакам. Жизнь бережно относится ко всем своим участникам. Её подсказки стоило бы расслышать. Как? Очень просто! Непрестанно задавая себе вопрос: о чём нам сообщает то или иное событие, для чего оно произошло в нашей жизни, на какие выводы нас наводит? И внимательно, природой своей души постигать смысловые ответы. Вопросы у всех похожи, а ответы у каждого участника жизни непременно будут свои. Процесс осмысления подобных вопросов и называется осознанным отношением к жизни. В этом случае человек «просыпается» и «включается» в процесс сотворчества собственной истории совместно с провидением, Богом, реагируя на то, что с ним происходит, исходя из глубинных внутренних осознаний, а не чужого влияния или примитивной инерции.
Возможные альтернативы истории.
Как думаете, может Герде стоило бы остаться в чудесном саду приютившей её доброй волшебницы из первой сказочной встречи на пути к Каю? Из Герды получилась бы замечательная Фея цветов. И эта была бы совсем другая история… Об отдельных, персональных дорогах маленьких ребятишек, бывших друзей, прошедших сепарацию детских зависимых отношений. Их любовь в случае дальнейшего допущения была бы, во истину, совершенна: ведь если Кай, действительно, любит Герду и вырвется из Снежного Плена, он (как подлинный мужчина-завоеватель) ринется на поиски возлюбленной, одолеет все препятствия и найдёт свою подругу ещё более целостной, состоявшейся и прекрасной. Какой многообещающей была бы эта история…
Андерсен – гениален и очень мною любим! Но в перспективы спасённого Гердой Кая я убеждённо не верю! Только представьте, как вырастил Герду её героически трудный и долгий путь? Герда на выходе из сказки и Герда в самом её начале – две различные героини. И герои этим женщинам полагаются разные – соответствующие их личностным характеристикам и запросам. Кай в своём замороженном царстве сильно не изменился, верно? И ни капли не вырос. Он всё тот же поверхностный, слабый мальчик, на воспитании сильной женщины. Что он может предложить теперешней Герде, уповающей на достойного Рыцаря и Героя? Свою слабую руку и невыросшее плечо? Но у Кая, как у каждого из живущих (почти в любой ситуации) есть золотые шансы – превозмочь тяжёлые обстоятельства, перерасти себя теперешнего и отправиться дальнейшей персональной дорогой обретений и поисков. Пожелаем ему удачи!
За Герду же я спокойна: всё, о чём мы здесь пишем, эта умная девочка непременно осилит самостоятельно, мудро выбравшись из любого сюжетного поворота. Учитывая написанное, предположу, в связи со сказанным, следующее: совершив своё непрошенное вторжение, Герда по-сестрински навестит (увидит – не уведёт) своего заветного друга, уточнив его положение (всё ли с ним нормально?; в порядке ли он сейчас?) и, выразив Каю свою вечную сопричастность, покинет пределы чужого владения. Это было бы лучшим – ресурсным выходом для всех героев истории: для Герды, для Кая и для зачинщицы этой снежно-сложной баталии – таинственной Королевы…
gestaltclub.com

Метки: , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.