КИНОТЕРАПИЯ И КИНОТРЕНИНГКино как лекарство

Денис Сивков. Что смотреть о моральных и иррациональных основаниях современной экономики.

В рубрику Теория кинотерапии

В Новое время европейские путешественники и торговцы столкнулись с тем, что «туземцы» не знакомы с экономическими достижениями «цивилизации»: у них нет рынка, конкуренции или денег как всеобщего эквивалента; дикари не любят трудиться, большую часть времени проводят за танцами, они не накапливают ресурсов и не пускают средства в оборот. Например, Христофор Колумб был очень удивлен тем, что жители открытых им островов «с такой щедростью отдавали все им принадлежащее, что, кто этого не видел сам, вряд ли тому поверит. Если у них попросить какую-нибудь вещь, они никогда не откажутся ее отдать <…> И будь то ценная или ничтожная вещь, они остаются довольны любой мелочью и любым способом, которым ее им дали».

В ХХ веке на волне этого удивления первопроходцев появилась дисциплина экономическая антропология, в которой были предприняты попытки понять, как именно ведут себя люди в традиционных сообществах в контексте их экономической деятельности. Если принять очень условное разделение на неэкономические и экономические общества, то можно в качестве рабочего определения предложить следующее: экономическая антропология интересуется экономическим в неэкономических обществах и неэкономическим в экономических обществах. С одной стороны, важно понять, с помощью каких механизмов обеспечивается хозяйственная жизнь в обществах без экономики, с другой стороны, современная экономика опирается на моральные и иррациональные основания. Представленная подборка фильмов иллюстрирует ряд ключевых тем и проблем, рассматриваемых в экономической антропологии.

1

Премия

Реж. Сергей Микаэлян, 1974

В производственной драме, снятой по пьесе Александра Гельмана «Протокол одного заседания», рассказывается о скандале в строительном тресте: бригада Потапова в полном составе (что очень важно) отказалась получать премию. Рабочие считают, что премия получена ими незаслуженно в процессе корректировки плана. Первоначальный план был скорректирован не из-за «объективных обстоятельств», а из-за плохой организации. Отказ становится предметом разбирательства на парткоме. В ходе разбирательства несколько раз меняется жертва, и в споре происходит столкновение так называемых «миров оправдания» (термин предложен французскими социологами Л. Болтански и Л. Тевено). Во-первых, в фильме показывается, что язык и аргументация экономики не являются единственным возможным языком описания ситуации и в этом смысле экономика представляет собой социальную конструкцию, конкурирующую с другими конструкциями, а не «истину в последней инстанции». Во-вторых, расчет, эффективность, стоимость и производительность превращаются в моральные ценности и сталкиваются с ценностями таких неэкономических феноменов, как дружба и семья.

2

Просто так

Реж. Стелла Аристакесова, 1976

Мультипликационный фильм «Просто так» является прекрасной иллюстрацией исследований дарообмена. Собственно экономическая антропология начинается с текста французского социолога и антрополога Марселя Мосса «Очерк о даре». Текст Мосса описывает феномен дара, непонятый Христофором Колумбом. В мультфильме мальчик приходит в лес с бесполезной с точки зрения потребительской стоимости вещью — букетом цветов, и он дарит его просто так ослику (понятно, что по закону жанра звери в лесу — это тоже люди). Действия мальчика запускают цепочку безвозмездных даров среди обитателей леса: ослик дарит букет собачке, собачка — медвежонку, а медвежонок дарит просто так белочке корзину с орехами и в придачу букет. Безвозмездные дары изменяют жителей леса, они начинают петь одну и ту же песню и танцевать. С помощью даров «в лесу» происходит распределение благ. Кроме того, постоянная циркуляция даров препятствует накоплению и социальному расслоению. В итоге мальчик взамен букета получает сообщество обязанных друг другу: щедрость оказывается связанной с властью. Дар требует ответа, но не немедленного, а с некоторой отсрочкой, которая не позволяет дарообмену стать коммерческим предприятием. В этом смысле, как указывал Мосс, дары не только проявляют социальные связи, но и создают социальное.

3

Водка Лимон

“Vodka Lemon”, реж. Хинер Салим, 2003

Трагикомедия, снятая Хинером Салимом, курдом, живущим во Франции, повествует о жизни курдской деревни в Армении. После распада Советского Союза у жителей деревни нет работы, и государство не поддерживает своих граждан. Курды и армяне, живущие в деревне, с тоской вспоминают советские времена благоденствия. Они находятся на грани бедности, и экономика здесь строится на системе взаимных обязательств: на взаимовыручке, дарах и угощениях. Главный герой, старик Хамо, доведен до отчаяния: его пенсия составляет всего семь долларов, его старший сын пьет, а младший живет во Франции. Показательным является эпизод, когда Хамо получает от младшего сына письмо и жители деревни собираются у крыльца дома Хамо, чтобы узнать, что в письме были деньги. Старик выходит из дома и объявляет о своем позоре: «Денег там не было!» Соседи кричат в ответ: «Мы тебе не верим! Покажи!»

Чтобы хоть как-то свести концы с концами, старик вынужден продавать вещи, которые имеют для него символическую ценность: шкаф, купленный на свадьбу, военную форму и телевизор. Фильм о том, что американский антрополог Аннетт Вейнер и французский антрополог Морис Годелье назвали «неотчуждаемое владение» (inalienable possession), — это вещи, которые ни при каких условиях не могут быть проданы или обменены, так как они конструируют идентичность группы.

4

Нефть

“There will be blood”, реж. Пол Томас Андерсон, 2007

Еще одной темой являются отношения экономики и религии. С одной стороны, начиная с немецкого социолога Макса Вебера, исследователи ищут религиозные основания западной экономике. С другой стороны, религия оказывается экономическим предприятием, и это хорошо показал французский историк Жак Ле Гофф, исследуя зарождение идеи чистилища, где соединяется подсчет грехов, времени и денег. В шедевре Пола Томаса Андерсона «И будет кровь» главной сюжетной линией является противостояние нефтепромышленника и бизнесмена Дэниэла Плейнвью и молодого священника церкви Третьего Откровения Илая Сандея. Герои проходят через серию взаимных унижений и отречений от своих принципов. Мистику (или шоумену?) Илаю и его церкви нужны деньги, и он даже готов отречься от веры в Бога ради выгодной сделки, а адепт здравого смысла и расчета Плейнвью ради выгоды проходит обряд крещения. Фильм Андерсона о гибридности, взаимопроникновении и неопределенности границы отношений между религией и экономикой. Парадоксальным образом Плейнвью объявляет свою прозорливость и успех своего коммерческого предприятия знаками избранности Богом, а на протяжении всего фильма нефть отождествляется с очищающей кровью Христа.

5

Страх и трепет

“Stupeur et tremblements”, реж. Ален Карно, 2003

Фильм снят по мотивам одноименного романа бельгийской писательницы Амели Нотомб. Главная героиня Амели родилась и до пяти лет жила в Японии, потом ее увезли в Бельгию. Бельгийка Амели хотела стать настоящей японкой и для этого подписала годовой контракт переводчицы с крупной японской корпорацией «Юмимото». Ее заставляют делать бессмысленную работу, не соответствующую квалификации: она разносит кофе, следит за календарями и даже меняет бумажные полотенца в туалетах. Один из начальников постоянно заставляет переделывать работу, так как смысл действий подчиненного не в результате, а в демонстрации покорности и уважения. «Страх и трепет» посвящен столкновению двух корпоративных логик — японской и европейской.

Амели постоянно попадает впросак из-за того, что ее рациональные объяснения действий японцев с точки зрения европейской культуры не выдерживают проверки. Например, по просьбе одного из сотрудников, господина Тенси, она готовит отчет о технологии производства масла без жира. За хорошо выполненную работу Амели и Тенси объявляют предателями и саботажниками: «отвратительный западный прагматизм» в том, что господин Тенси не дождался своего работника и поручил работу другому. Оказывается, что непосредственная начальница Мори доносит на Амели, так как считает незаслуженным возможное продвижение по службе европейки.

Как наивный антрополог, Амели безуспешно пытается разгадать логику японской офисной культуры, смысл корпоративной иерархии, отношений начальника и подчиненного и отношений между коллегами. Она пытается научиться в японской корпорации самому главному — сохранить свое достоинство и выходить с честью из непростых ситуаций.

postnauka.ru

 

Метки: , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.