КИНОТЕРАПИЯ И КИНОТРЕНИНГКино как лекарство

Юрьев день.

Юрьев день, реж. Кирилл Серебренников, 2008.

Вопросы для подробного психоанализа ЗДЕСЬ

У матери бесследно пропадает сын. Нежданно-негаданно, посреди бела дня. Она просто хотела показать ему свою малую захолустную родину… Вместе с сыном блестящая, всемирно известная оперная певица теряет голос, внешность, профессию, свою благоустроенную жизнь… Что она обретает взамен?.. Фильм полон бытовых трагедий и ужаса, мистики и метафор, но остается ли в нем место для надежды?..

Основная психологическая тема: потеря близкого человека, трансформация

Мотто:

  • Наряжалась баба на Юрьев день погулять с боярского двора, да дороги не нашла…
  • Женщина, увас слух есть? Мне кажется, вы фальшивите.
  • А был ли мальчик?

Круг психологических проблем:

  • эгоизм
  • отчужденность
  • взаимонепонимание
  • неуважение
  • взаимопомощь
  • беспомощность
  • мистика
  • вера в Бога
  • подростковые проблемы
  • эдипов комплекс
  • доминирующая мать

Системы отношений:

  • мать – сын
  • мужчина — женщина
  • столица – провинция
  • заключенный – тюрьма

Черты характера:

Эмоциональная парадигма:

  • горе, отчаяние
  • презрение
  • надежда
  • шок
  • безысходность

Нравственные категории:

  • сострадание
  • смирение
  • милосердие
  • мужество

Символизм, метафоры:

  • колокол, колокольня
  • люстра, свет лампы
  • горящие на помойке елки
  • церковный хор
  • голос
  • машина без колес, колеса
  • ботинки
  • рыжие волосы
  • учреждения — круги ада
  • «Растворись, почувствуй этот воздух»
  • обмывание тела
  • мать
  • туман, снег
  • Юрьев день

Выразительные средства:

  • свет, цвет, монохромность
  • крупные планы
  • хоровое пение, музыка
  • метафоричность, гротеск
  • живой звук

Дополнительные вопросы:

  • Куда пропал Андрей и почему Люба не нашла его?
  • Почему Люба не вернулась в Москву, а осталась в Юрьеве?
  • Чем объяснить трансформацию Любы?
  • Христианские аллюзии в фильме.
  • Что потеряла ичто приобрела Любовь?

Цитаты:

  • Ты меня никогда ни о чем не спрашиваешь. Делаешь так, как тебе хочется, будто меня нет.
  • — Ехать за двести километров, чтобы понюхать капусту? – Не за двести – мы приехали на двадцать лет назад.
  • — Давайте я милицию вызову! – Так его же посадят! – Так это же хорошо. – Живого человека в тюрьму?
  • — Где же у вас людей лечат? – Дома. В больнице – умирают.
  • Зеки теперь вмилиции сидят, а менты в тюрьме сроки отбывают.
  • — Некогда о душе подумать. – О чьей? – О моей. – А у вас разве есть душа? – У меня нет, а у вас? – У меня была. Раньше. А теперь пропала.
  • — Как там серийные убийцы? Не беспокоят? – Нет, все на телевидение ушли.
  • — Ежегодно вРоссии исчезает бесследно от 30 до 40 тысяч человек. То есть большой стадион, заполненный до отказа. Понимаешь? И никто не знает, куда. Следов нет, трупов нет, улик не существует. Сорок тысяч человек. Сорок тысяч. Сорок… И ничего. Голый вассер. Это ж Бермудский треугольник. Они там на Бермуды за приключениями плавают. Так приплыли б к нам, на Колокшу. И я посмотрел бы на эти гребаных миллионеров, на этих университетских сосунков, которые стоят у штурвалов своих роскошных дорогих яхт и даже не догадываются, что человек может исчезнуть ни при шторме, ни при разгуле стихии, ни в океане, ни в море. В маленьком городке, при свете дня. Ни при войне, ни при голодоморе, ни при извержении вулкана. В мирное время при заурядных обстоятельствах: за угол зашел облегчиться и исчез. И никогда его больше не найдут.
  • — Кто там поет? – Ангелы.
  • Женщина, увас слух есть? Мне кажется, вы фальшивите.

Выдержки из рецензий:

  • Как бы подтверждая это, мать стала вглядываться в незнакомых людей так, будто узнавала в них черты сына. А сам исчезнувший парень начал играть с нею в прятки, воплощаясь то в нового послушника из соседнего монастыря, то в туберкулезника из местной больнички для зэков — имя совпадало, а фамилии чуть отличались. И пошло-поехало, будто благополучную женщину, всего-навсего решившую на пару часов заехать в родные места с «ностальгической целью», стало неотвратимо затягивать в огромную воронку, где пространство и время существуют по другим законам, где двести километров превращаются в двадцать лет, где попасть в обувной магазин можно только через четыре дня, где все мальчики — в резиновых сапогах, все пути ведут в рюмочную, а в рюмочной никто не пьет рюмками. По ходу дела героиня теряет не только сына, но и машину, телефон — последнюю надежду на связь с прошлой жизнью. А потом голос, цвет волос, имя и всю себя прежнюю. Причем она продолжает ждать сына, оставшись в этом городе, но перестает его искать, поняв, что это бессмысленно. То, как певица по имени Любовь превращается в знающую, почем фунт лиха, больничную поломойку с кличкой Люся-не-боюся, выглядит не просто «переменой участи», а чудом преображения — страшным, но чудом. Как воскрешение Лазаря. Эгоистичная, уверенная в своей исключительной ценности, упоенная собственным пением и по-оперному переигрывающая, пережимающая в жизни все эмоции дива-интроверт вдруг начинает гигантскими дозами вываливать на мир свое нерастраченное сострадание и нереализованную нежность. Очень точно показано, что делает она это с несоразмерным замахом: видимо, ей еще не слишком понятен масштаб ее новой жизни.

Поскольку мне очень не хочется пользоваться распространенным сегодня интеллектуальным воляпюком, то замечу, что в редакции, где я работаю, недопустимое для популярного еженедельника выражение «когнитивный диссонанс» было переведено усилиями коллективного разума, как «вот те на!». Если воспользоваться этим прекрасным и емким выражением, то можно сказать: вот те на — это не сын пропал, а мать перешла в мир иной, где его, естественно, нет, но она непременно дождется, потому что все там будем. Тогда путешествие по провинциальному чистилищу, которое прикидывается кругами ада, умножающими горечь потерь, становится историей покаяния и искупления греха гордыни. Или: вот те на — тут вообще от православия немного. Просто колесо сансары провернулось слишком быстро, и в заснувшую героиню вселилась та душа, которую она когда-то оставила в родных местах. Душа взрослая, выросшая в одиночестве, умеющая за себя постоять, никого и ничего не боящаяся. Ей не нужен голос певицы, ей нужны руки поломойки. Или: вот те на — это же перевертыш истории Марии и Марфы.

Жила-была Мария-Любовь, выбравшая служение великому искусству, пела в телевизоре высокодуховную музыку, а отъехала от столицы и превратилась в Марфу-Люсю, удел которой — половая тряпка и улаживание отношений среди уголовников и прочего сброда. И наконец вопрос: можно ли считать это стремление узнать грязь мира на ощупь таким же высоким служением, как пение в опере? Фильм не дает ответа. Смешно было бы считать, что церковный хор — ответ, в котором все пути ведут к храму. Скорее, это еще один вопрос, игра в поддавки. Впрочем, если у зрителя в принципе нет этих мыслей и проблем, то для него, собственно, и фильма нет. http://kinoart.ru/archive/2008/08/n8-article12

  • УСеребренникова, как и у Гоголя, кругами ада становятся современные отечественные институции (медицина, милиция, торговля, общепит, церковь, учреждения культуры). Ведомая участковым Вергилием в помятой шляпе (такой же травестийный персонаж, как коллежский регистратор, принимавший купчую у Чичикова), героиня Ксении Раппопорт опускается все ниже. Но вдруг в финале классическая воронка переворачивается, как песочные часы. Самая глубокая бездна оказывается вершиной просветления — как если бы в десятом рве восьмого круга Данте поджидала Богоматерь. И в этом смысле «Юрьев день» — настоящий религиозный триллер с неожиданной развязкой. http://seance.ru/n/37-38/movies-37-38/jurievden/tragediya-latentnogo-modernista/
  • Ощущения отфильма есть суть фильма, которую не передать словами. Фильм ужасен, как ужасна жизнь, из которой выбросили все, кроме тела. Он шокирует (как же я редко употребляю это слово), он выворачивает. Он настолько неоднозначен, что каждый найдет в нем массу смыслов. Самый главный, который я нашел для себя это то, что человеческая природа настолько тонка и сложна, настолько глубоко спрятана под слоями никчемной социальной наносности, что чтобы обнаружить ее для самого себя, надо, чтобы твоя жизнь перевернулась, как перевернула ее главная героиня. Нужно понять: ты (каким бы ты ни был) такой же, как и тот, что харкает кровью в изоляторе. Только внешне вы разнитесь, внутренне же сходны.
    Один из самых христианских фильмов, которые я когда-либо видел, заставляющий путем эстетического, морального, подчас физиологического отвращения увидеть в этом отвращении свое отражение. Сейчас стало модно говорить о фильмах, которые заставляют думать, но думать хочется не всем, особенно, когда думы против ветра твоих представлений о жизни. Смотря этот фильм думать не надо, нужно прожить эти дни вместе с главной героиней, войти в ее шкуру, в шкуру тех, кто встречается на ее пути. После этого захочется помыться, очиститься, но душевное состояние как ни странно остается чистым, доказывая лишь то, что все наши «взрослые» представления о реальности — наивная детская чушь. Внутри мы все едины, просто по-разному испорчены. Оголить свою человеческую сущность, вытащить ее на Свет Божий может не то, что далеко не каждый − почти никто! Фильм заставляет хотя бы одном глазком поглядеть на себя чистого, умытого, побритого, пахнущего Лакостом франта и на миг разглядеть под всем этим гибнущую от духовного удушья душу, и закономерно задать вопрос себе: чем я лучше других? И ответить: ничем! Я такой же. http://www.kinopoisk.ru/user/10403/comment/313242/
  • «Самым значительным длясельских жителей было то, что в Юрьев день они имели право сменить помещика — «на чью долю потянет поле, то скажет холодный Юрий». Договариваться об уходе надо было еще на Михайлов день (21-го ноября), чтобы для помещика уход не был неожиданностью, при «послухах» (свидетелях) с обеих сторон. Судебник (свод законов, действовавший с 1497 по 1550 год) защищал и крестьян, и бояр. Так, наказанию подвергались и крестьянин, ушедший «тайным ходом», и помещик, не желающий отпустить работника».
    Вот и Люба хотела поменять одного помещика на другого, при этом предупредив заранее первого (приезд на малую родину).
    …«Но в 1607 году царь Борис Годунов отменил эту вольность и окончательно закрепил крестьянские души за их владельцами. Отсюда и появилась всем нам известная поговорка: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» А есть еще и другая, более точно передающая настроение крестьян: «Сряжалась баба на Юрьев день погулять с царского двора, да дороги не нашла!» http://www.kinopoisk.ru/user/519365/comment/450164/

Схожая проблематика:

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.