КИНОТЕРАПИЯ И КИНОТРЕНИНГКино как лекарство

Ума Турман: Совершенство — это рабство, потому что совершенства не существует.

— Совершенство — это рабство, потому что совершенства не существует. Мы все в ловушке, и я тоже — хотя бы потому, что я американка, а значит, немного невротичка. Шучу! Но, в сущности, это обычная история. Выросла в протестантском англосаксонском окружении. Потом началось сексуальное раскрепощение, иногда с перехлестами: «Мы — девушки. Убирайтесь с дороги!» Вообще-то, чтобы женщине чего-то добиться, надо приложить усилий как минимум вдвое больше. 
— А разве вам красота, эффектная внешность, рост манекенщицы не помогали? Или важнее талант? 
— Beauty! Конечно, важнее красота. Я знаю актрис в пять раз талантливее меня, но их никуда не берут. Конкуренция среди женщин даже больше, чем у мужчин, и, к сожалению, мы не всегда друг дружку поддерживаем. 
— Вы довольны тем, какие роли вам предлагают после Тарантино? 
— Только что — помимо «Вателя» — сыграла у Джеймса Айвори в «Золотой чаше». Это роль, о которой можно мечтать! Сегодня женские характеры в кино написаны с большим пониманием, не то что раньше. Смотришь на героиню Бетт Дэвис или Лиз Тейлор и видишь: это просто fucking bitch (Ума с притворным ужасом закрывает рот руками, но слово уже сорвалось). 
— А ваша героиня из «Вателя»? 
— Анна Монтасье — фаворитка короля, принужденная жить по законам королевского двора, человек, пытающийся выжить. 
— Вы уже не первый раз снимаетесь во Франции. В чем разница по сравнению с Голливудом? Депардье работает иначе, чем, например, Траволта в «Бульварном чтиве»? 
— И там, и здесь, между прочим, снимался Тим Рот. Он англичанин, а британская актерская школа — мостик между европейской и американской. Для меня и Депардье, и Рот — европейцы по самому высокому стандарту. И все же англичане в актерстве лучше, острее и искуснее всех. Мы, наверное, хуже, но мы же американцы и громче всех кричим: смотрите, вот мы какие! Хотя и в Америке есть профессионалы, способные на чудеса. Возьмите хотя бы Мерил Стрип. 
— Как бы вы откомментировали сцену из «Вателя», где ваша героиня останавливает надвигающуюся грозу? 
— Магический реализм — то, что я больше всего люблю в кино.

Из интервью Андрея Плахова, 2000 г.

Метки: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.