КИНОТЕРАПИЯ И КИНОТРЕНИНГКино как лекарство

Класс коррекции.

Класс коррекции, реж. Иван И. Твердовский, 2014.

Одно из основных условий любой сегрегации и издевательства – ментальная установка большинства, что ты – не такой, как они, что ты – существо низшего порядка, что ты не достоин ходить по этой земле рядом с ними. Фильм о том, когда ты не просто не такой, как все, но еще и не такой, к кому тебя насильно и невежественно причисляет общество.

По повести Екатерины Мурашовой «Класс коррекции».

Вопросы для подробного психоанализа ЗДЕСЬ

Основная психологическая тема: инвалидность, школа, подростковые проблемы

Мотто:

  • Мы такие же, как и вы.
  • Луч света в темном царстве.

Круг психологических проблем:

  • инвалидность
  • дискриминация
  • унижение, издевательства
  • школа
  • взаимопомощь
  • подросток
  • дружба
  • авторитаризм
  • насилие
  • изоляция, сегрегация
  • вытеснение, игнорирование
  • социальная драма
  • чудо
  • инаковость
  • гонения

Системы отношений:

  • подростки
  • подросток-взрослый
  • ученик-учитель
  • дочь-мать
  • инвалид-здоровый
  • добро-зло

Черты характера:

  • авторитаризм
  • цинизм
  • хамство
  • бестактность
  • жестокость
  • невоспитанность
  • черствость

Эмоциональная парадигма:

  • равнодушие
  • агрессия
  • злость
  • влюбленность
  • ревность
  • истерика
  • сочувствие
  • страдание

Нравственные категории:

  • неуважение
  • вандализм
  • несправедливость
  • свобода

Символизм, метафоры:

  • поезда, железная дорога
  • решетки на окнах
  • грязь
  • кресло-коляска
  • пандус
  • коридор
  • девочка-ангел

Выразительные средства:

  • документализм
  • натурализм
  • подвижная камера
  • гипербола

Дополнительные вопросы:

  • Что, по твоему мнению, произошло с Беспаловым, почему он погиб?
  • Почему поддержка и сочувствие к Лене сменились жестокостью и издевательствами?
  • Причины и следствия разных родительских и учительских поведенческих схем?
  • Каковы основные причины таких явлений, как сегрегация, изоляция, издевательства, унижение?
  • Кто и что нуждается в коррекции?

Цитаты:

  • Дорогой Беспалов, мы тебя поздравляем с твоей смертью! Желаем здоровья и счастья!

Выдержки из рецензий:

  • Твердовскому не чужд мистический настрой. Мир у него живет во зле, и спустившиеся на землю «ангелы» страдают от этого зла и даже гибнут – в метафизическом смысле. Скрыто религиозный настрой чреват сентиментальностью, но она перекрывается жестокостью как к героям, так и к зрителям. Жестокость выражается и в том, что Твердовский умалчивает, что в его фильмах правда и что срежиссированное им действие. Мы в России к мокьюментари не приучены, и зрители иной раз уличают Твердовского в подлоге, на что он обычно обезоруживающе улыбается и отвечает, что все в фильме было по-настоящему. Или – что все сыграно. В зависимости от настроения. http://www.kinoart.ru/archive/2014/08/angely-v-adu-klass-korrektsii-rezhisser-ivan-i-tverdovskij
  • Твердовский продемонстрировал зрителю такой мир, который обычно мы стараемся не замечать: отводим глаза на улице, не обращаем внимания на проблемы лиц с ограниченными возможностями, не вникаем в их простые повседневные проблемы. Режиссер даже гиперболизирует этот неосознанный бойкот – его герои учатся в отдельном крыле школы, огороженном решеткой, они изгои в школьном дворе, от них шарахаются учителя и родители. Фильм вообще наполнен символами, такими, например, как проносящиеся мимо поезда, подчеркивающие неустроенность героев, их дистанцированность от остального мира. Но и чувства учеников «Класса коррекции» от этого становятся еще ярче – любовь, ненависть, глупость, предательство, ярость и страх показаны оголенными нервами. Инвалиды сколь беззащитны перед внешним миром, столь и ранимы в мире внутреннем. http://www.film.ru/articles/vstan-i-idi
  • Если бы фильм ограничился живописанием того, сколь жестоки могут быть ребята, раззадоренные ревностью и завистью к чужому счастью, мы получили бы унылую чернуху в духе сериала «Школа». Но после сцен, которые и впрямь трудно смотреть, режиссер вводит в действие иные краски — вводит так неназойливо и точно, что можно говорить о незаурядном мастерстве и зрелости не только художнической, но и человеческой. Из как бы документально снятой жизни, которая затягивает и заставляет быть внимательней к обыденному, сами собой складываются ситуации метафорического звучания. И начинаешь думать о незащищенности всех и каждого, в порядке самозащиты рождающей агрессию. Об уходе из нашей жизни такого понятия, как профессионализм, — он здесь как бы лишняя роскошь. О тотальной депрессивности, в какую впало любое дело, и прежде всего школьное. О равнодушии, которое неизбежно является опять же как средство самозащиты. Люди окукливаются, между ними рвутся связи, они уже не заинтересованы друг в друге. И даже самый неубедительный для меня момент — когда новый Ромео, только что готовый в бой за любимую, вдруг исчезает из фильма, словно и его в конце концов съело равнодушие, — заставляет думать о той же непрочности чувств и связей в мире всеобщей ощетиненности.

На что же надежда? Как ни странно, она возникает в фильме — неистовая и даже безумная, почти мистическая, но победная. Верующий прочтет ее как вмешательство всевышнего, атеист — как подтверждение того факта, что шок может быть целительным. Да это и неважно: перед нами хэппи-энд предельного отчаяния, победа иррационального над рациональным, свобода, которая ожидает нас, когда все, кроме нее, уже обречено погибнуть. Тот свет в конце туннеля, который, по слухам, видят несчастные, пережившие клиническую смерть. http://www.rg.ru/2014/09/12/korrektsii-site.html

  • В «Классе коррекции» вообще потрясающие взрослые. Это и неадекватные одинокие матери с запущенными фрейдистскими комплексами, и сумасшедшая уборщица, и уставшие до полного равнодушия учителя, и строгая директриса, сразу внушающая метафизический ужас. Что показательно, в пространстве фильма нет ни одного мужчины, кроме эпизодического хирурга, заявляющего, что он беспомощен, и двух милиционеров, которые не смогли затолкать коляску в машину.

В этом мире недолюбленные женщины, то бледнея, то багровея, подбирают слова: «Антон с Леной в туалете… совокуплялись». Лекция об интимной гигиене начинается с фразы «Если мальчик и девочка понимают, что такой близости им не избежать…». Единственный более или менее симпатичный персонаж из взрослых — Ленина мама, обладатель заветных кружевных чулок, но даже на ней из соображений безопасности постоянно надета пластилиновая улыбка. Когда все хорошо, и особенно когда все плохо. (Почему мне нельзя пройти по коридору? Давайте я помою. Так чистенько было до нас с Леночкой, да?)

Ханжеская жестокость взрослых женщин, нехотя спрятанная за общими словами об ответственности, находит свое продолжение в жестокости детей, уже животной и искренней. Если бы можно было враз откинуть все социальные условности, взрослые бы с большой радостью и ажиотажем присоединились к своим бесноватым отпрыскам, чья парадигма поведения умещается в несколько статей Уголовного кодекса. http://www.gazeta.ru/culture/2014/09/29/a_6241501.shtml

  • Фильм про инвалидов. Нет, не про людей с ограниченными возможностями, а про душевных инвалидов.
    Жестокое отрезвление после фильма происходит потому что мы такие. Душевные инвалиды. Мы такие. Учителя такие. Система нас делает такими. И мы такими становимся дабы влиться.
    И нет особой разницы, ты учитель, ты ученик, ты уборщица. Ты уже несёшь эту заразу в себе, чтобы инфицировать другого.
    Фильм про уродов и людей. Нет, про уродов и одного человека. Главная героиня. Она попадает в эту среду. Она лучик света в этом тёмном царстве. Маленький лучик.
    И что делают с этим лучиком? С её чувствами? С её чистой и открытой душой ребёнка? То же, что делали с собой другие. Её душу насилуют. Пытаются изуродовать и превратить в себя, в полное своё подобие — сделать из неё ещё одного душевного инвалида.
    Она не должна стать такой. Она сильная. Она встанет на ноги. Она встанет. Она простит их всех. Она же сильная. Она чистая. Она же наша душа. Одна на всех. За всех.
    Пусть она будет.
    Пусть будет такой жестокий фильм о красоте, силе, которая кроется в том слабом и хрупком существе, что все мы прячем — нашей душе. http://www.kinopoisk.ru/user/1504722/comment/2130457/
  • Я очень боялся, что кино будет либо об ужасах школьной системы, либо о жестокости «нормальных» подростков. В целом, оба тренда здесь присутствуют, но они не довлеют. Мне очень понравилось, как показали учителей: бесконечно усталых, в разной степени обозленных людей, у которых на запястьях звенят такие же рабские кандалы системы образования. Директор с именем Тереза Павловна, которое, кажется, с рождения обрекло женщину на судьбу училки, может говорить что угодно. Но любые издаваемые ею звуки складываются всегда в одно и то же сочетание: «Нелюбишколу! Здесьтебянелюбят!». А злые подростки показаны всего один раз и то, как будто, режиссер это для галочки сделал.
    Коррекционщики легко живут в этом непривлекательном мире. Брезгливо отталкивающем их мире. Они привыкли, что их не любят. Они мусор. И ребята замкнулись в своем мирке, где идет внутренняя вполне человеческая жизнь. Класс сразу принимает Лену, несмотря на то, что она новичок. За нее заступаются, пацаны спорят за то, кто по утрам будет везти ее коляску в школу.
    И слишком поздно я разглядел, что их доброта — это не доброта обычных людей. Это корпоративная солидарность жителей лепрозория. Необходимая для выживания в мире презрения. Доброта сама по себе у них атрофировалась. Или не было ее вообще. Ведь ей, доброте, надо тоже где-то у кого-то учиться. А кто любит их? В лучшем случае коррекционщиков считают браком. Во время просмотра я не придал значения сцене поминок умершего одноклассника. А там очень хорошо была показана эта общая черта их характеров. http://www.kinopoisk.ru/user/2278293/comment/2108598/
  • Это не кино об инвалидах, это фильм про других, про тех, кто не может оставаться в обществе, про тех, кто изгнан или сам ушел. Внешняя неполноценность персонажей тут выглядит как интересный штрих, яркая деталь, но никак не влияет на сюжет. Во время просмотра меня меньше всего интересовало то, чем же больны все эти дети, потому что в первую очередь я видела в них сообщество отверженных, неважно по какому признаку. Те, кто волею судеб противопоставлены большинству, ищут для себя новый способ существования и находят его на окраине спальных районов, ложась на железнодорожные пути, прямо под проходящий поезд. Таким образом режиссер решил изобразить то инобытие, что было описано в произведении Екатерины Мурашовой, ставшем основой для сценария. Волшебные видения, фантастический мир в котором оказывались дети из класса коррекции, тут упоминаются лишь вскользь, режиссер решительно наступил на горло всему волшебству, предъявляя зрителям опостылевшие пейзажи обшарпанной Родины. http://www.kinopoisk.ru/user/4659366/comment/2120029/
  • Как найти свой коридор в жизни? Кем станут люди, воспитанные в таких условиях? Картина оставляет много открытых вопросов для размышления зрителям, но точно отвечает на один вопрос. Современное общество не готово принять «других» людей, это комплексная проблема и решать её должен каждый из нас, работая над собой и правильно воспитывая новое поколение. http://www.kinopoisk.ru/user/20504/comment/2143443/

Схожая проблематика:

  • Письмо матери, реж. Альгис Арлаускас, 2003.
  • Рассекая волны (Breaking the Waves), реж. Ларс фон Триер, 1996.
  • Учитель на замену (Detachment), реж. Тони Кэй, 2011.
  • Чучело, реж. Ролан Быков, Аркадий Хайт, 1983.

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.